Журнал Культура

КУЛЬТУРАТЕАТР&ОПЕРА

Бандо Тамасабуро

Опубликовано 23 августа 2012 Meglant


Японский театр кабуки появился в 17 веке. С некоторой натяжкой про него тоже можно сказать, что он родом из ритуального искусства, потому что родоначальницей этого театра была синтоистская жрица и исполнительница религиозных танцев О-Куни. Она приехала выступать в Киото и имела огромный успех. Для того, чтобы его расширить, труппа была расширена, добавлено ещё больше исполнительниц, которые разыгрывали сцены комического и легкомысленного содержания - расчет был на массовую публику в городе и расчет был верный. Скоро таких трупп, занимавшихся пением и танцем стало всё больше и довольно быстро они стали совмещать представления с торговлей телом.
Из-за чрезмерной эротичности такого занятия и чтобы избежать падения нравов, правительство сначала запретило выступать на сцене женщинам. В женских ролях их заменили юноши, но на уровне нравственности это мало сказалось, поэтому, в конце концов, запретили выступать и им, остались одни мужчины. На этом радикальные изменения остановились, театр стал развиваться в таком виде и достиг больших высот: сценки вульгарного содержания сменились вполне серьёзными пьесами, использовались разные жанры: исторические, простонародные, танцевально-драматические, была разработана сложная сценическая машинерия, росла и развивалась актёрская традиция. Тут надо сказать, что кабуки - театр актерский (в противовес театру масок Но), в нем есть огромное количество устоявшихся образов и амплуа со своими традициями исполнения, которые передаются из поколения в поколение, так что в определенном смысле это тоже театр масок, как комедия дель арте, в которой действуют четко определенные типажи.
Самое привлекательное для зрителя амплуа в театре кабуки - оннагата, артист, исполняющий женские роли. Знатоки называют их цветом искусства кабуки, одним из главных условий существования этого искусства. Артисты кабуки вообще были настоящими звездами своего времени, но оннагата - это был просто верх, creme de la creme. Они были законодателями мод, образцом для подражания для модных горожанок. Сегодня они, наряду с гейшами, являются хранителями японского идеала женской красоты.


IMGP2862
Его полное сценическое имя - Бандо Тамасабуро V. Именно так, с порядковым номером  как в аристократических семьях, и это тоже часть традиции: исполнительское искусство и знаменитые имена передавались по наследству, причем родство не обязательно могло быть кровным: практика усыновления очень распространена и Бандо Тамасабуро V как раз был усыновлен другим знаменитым актером кабуки Морита Канья XIV.
Он дебютировал в семь лет и с тех пор успешно выступает и как исполнитель и как постановщик.  
В одном из интервью он говорит: “Раньше я думал, что смогу вести себя как женщина. Но потом понял, что никогда не видел мир глазами женщины. Её собственными глазами - никогда. Моё видение - это видение мужчины. Я играю женщину с ощущениями и видением мужчины, это как если бы мужчина рисовал портрет женщины. Именно так я создаю роль. Я пытаюсь создать идеальный женский образ как мужчина-писатель описывает чувства женщины со своей, мужской точки зрения. Я показываю не женщину, а квинтессэнцию женственности. В этом и есть суть искусства оннагата”.

rjkkf;
Игра актеров-оннагата основана на традиционной пластике и приемах, но он говорит, что постоянно наблюдает, заимствует пластику, манеры, которые потом переплавляются в новый образ. Говорят, что оннагата на сцене более женственны, чем сами женщины, и объясняются это как раз тем, что они мужчины, ведь женщины многих вещей в себе просто не замечают, потому что для них это естественно и само собой разумеется.
В том же самом интервью о себе он говорит так: "Мне нечего сказать, именно поэтому я танцую. Некоторые вещи высказать невозможно".
Не буду высказывать и я, на это лучше смотреть в процессе.


«Девушка-цапля» (Sagi Musume) – один из самых популярных и типичных образцов чистого танца кабуки. Этот танец изображает чувства, радостные и грустные, влюбленной юной девушки. Впервые эта танцевальная пьеса была исполнена знаменитым актером Сэгавой Кикунодзё II в апреле 1762 года в театре Итимурадза. Эта роль была восстановлена несколько раз в различных редакциях. Так, например, Накамура Утаэмон IV исполнил ее в ноябре 1839 года в театре Накамурадза. Текущая версия основана на работе, выполненной актером Итикавой Дандзюро IX в мае 1886 года в театре Синтомидза.
Зимняя ночь, берег пруда, падает снег. Дух цапли появляется на сцене в облике девушки, одетой в свадебный наряд, печальной и одинокой. Вначале танец девушки-цапли исполнен скорби. Затем сцену заливает яркий свет, а героиня превращается в юную девушку, влюбленную, одетую в красивое красное кимоно, которая радостно рассказывает о своей любви. Ее счастье длится недолго, и следующий отрывок танца с новой сменой костюма повествует уже не о радостях любви, а о печали и ревности. Затем сцена погружается во мрак, и вновь появляется дух цапли. Она в отчаянии рассказывает о мучениях, которые уготованы ей в аду за то, что она не смогла побороть свою обиду и ненависть, и умоляет о жалости. Танец заканчивается тем, что девушка-цапля без чувств падает на сцену.
(за этот абзац спасибо благодетелю - пользователю morgenstern3, выложившему это богатство на рутрекер).


Часть 2. Часть 3.
Танец «Великая змея» (Orochi, 大蛇) первоначально представлял собой фрагмент многоактной пьесы, написанной для кукольного театра бунраку знаменитым драматургом Тикамацу Мондзаэмоном. С XIX в. танец выдержал много различных постановок и в кукольном театре, и на сцене кабуки. Данная редакция одна из наиболее поздних.
Сюжет перекликается с древним мифом о восьмиглавом змее Ямата-но Ороти, которому приносили в жертву красивых девушек. Бог Сусаноо, особо почитаемый в провинции Идзумо, победил змея, предварительно напоив его сакэ из восьми бочонков, а потом добыл из его хвоста священный меч, ставший одним из сокровищ японской императорской семьи. Правда, в мифе ничего не говорится о происхождении чудовища. Фантазия драматурга восполнила этот пробел. Пьеса повествует о том, что в неприступных горах Идзумо, у истоков реки Хи, где не ступала нога человека, живет заколдованная царевна Инада-химэ (дева из Инады), обреченная превращаться в чудовище. Приходит назначенный срок, и, отведав сакэ из восьми чудесных кувшинов – неиссякаемых источников напитка, она принимает грозный и ужасный облик восьмиглавой змеи.
(за этот абзац спасибо всё тому же пользователю morgenstern3)
Встраивание этого номера запрещено пользователем, поэтому даю ссылками:
Часть 1 www.youtube.com/watch?v=nm_u9qOfE7g
Часть 2 http://www.youtube.com/watch?v=JnYrH4uzzAU
Часть 3 http://www.youtube.com/watch?v=7PnT7EJLGjI
Fuji Musume - "Девушка-глициния"
(хотя мне больше нравится перевод, который я видела в незабвенном журнале "Трамвай" - “Душа глицинии”
)
В этой композиции как такового сюжета нет, это цикл зарисовок всё на ту же тему - на тему любви. Здесь комментарий особенно интересен, потому что он раскрывает нюансы, игру слов и символов, которая может быть просто не заметна. Весь танец разворачивается на фоне огромной сосны, обвитой глициниями. Красиво? Да. И в то же время, это перекликается с содержанием танца, потому что сосна - символ мужской, а глициния, которой для роста требуется опора, - женский. И вот красавица грустит от поведения своего возлюбленного, который то оставляет её, чтобы уйти домой, то наоборот удерживает, когда она хочет уйти. Во второй половине танца есть забавный момент: танцор исполняет небольшой ритмический фрагмент. Затем, по сюжету танца он выпивает чашку сакэ и  - “А вот это, голубчик, нужно сыграть” - исполняет его же, но как бы в нетрезвом состоянии. Такой островок юмора среди элегических картин.


Часть 2 http://www.youtube.com/watch?v=-PwsP6uIwUs

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Добавить комментарий