Журнал Наука и жизнь

НАУКА И ЖИЗНЬОБРАЗОВАНИЕПУТЕШЕСТВИЯ

Немецкие профессора, продолжение

Опубликовано 29 мая 2012 Blackhole
Немецкие профессора, продолжение
http://traveller2.livejournal.com/256363.html
Я до сих пор не знаю, кому пришла в голову идея (и почему) пригласить меня в Бамберг на конференцию историков науки. Возможно из-за того, что ранее я опубликовал пару любительских (т.е. непрофессиональных) статей об открытии суперсимметрии в Советском Союзе - открытии малоизвестном на западе (поскольку Весс и Зумино переоткрыли эту теорию два-три года спустя, независимо, а Советский Союз в те годы был отрезан от всего мира железным занавесом).
Немецкие профессора, продолжение
Так или иначе, это приглашение я принял. И даже придумал тему для доклада, которая, пожалуй, никому кроме меня не могла прийти в голову.
Конференция была посвящена столетию Гейзенберга. После войны Гейзенберг оказался в полной научной изоляции. Многие (не)немецкие физики на конференциях не подавали ему руки из-за его сотрудничества с национал-социалистами. Гейзенберг начал заниматься очень странной "своей" теорией, причем научное сообщество ее полностью проигнорировало. В 1960х годах он собрал все свои результаты и издал книгу (которую видимо никто не прочел). По стечению обстоятельств, книга была переведена на русский, и в 1970м я ее купил в уличном книжном киоске кажется за рубль 20 коп., принес домой, и стал читать. В то время я был начинающим студентом и, естественно, мало что понял. Там была одна глава, в которой Гейзенберг делает грубую ошибку. Обсуждая спонтанное нарушение симметрии, в качестве соответствующий голдстоуновской частицы он рассматривает частицу со спином 1/2. Даже я знал, что такого быть не может, голдстоуновская частица должна иметь спин ноль. Уж Гейзенберг-то не мог этого не знать! В этом месте я решил, что "старик" совсем ослабел умом, и захлопнул книжку.
А теперь я перехожу к самому интересному моменту. В это же время в Харькове книгу Гейзенберга читал Дмитрий Волков. Волков работал в ХФТИ, научные журналы из-за рубежа они почти не получали, западные визитеры были редкостью, и почти единственным источником информации о последних достижениях на западе (разумеется, "последних" с большим запозданием) были переводные книжки. Так вот, он тоже дошел до этой главы, сразу понял, что Гейзенберг написал ерунду, но будучи опытным и талантливым физиком, в отличие от меня, не засунул книгу на книжную полку и забыл о ней, а стал думать, нельзя ли ошибку устранить, но результат сохранить. Можно ли и правда получить голдстоуновскую частицу со спином 1/2? Так, вместе со своим студентом Володей Акуловым, они открыли суперсимметрю.
Все это я прочел в брошюрке воспоминаний Волкова, изданной в Харькове ничтожным тиражом. Ее, конечно, тоже никто не читал. Меня поразило, насколько небанальными путями бог ведет нас к новым открытиям. Все думали, что последние 20 лет Гейзенберга были по сути бросовыми в научном смысле. Но оказывается из одной из его ошибок, совершенно неожиданно, на другом краю земли, выросла прекрасная, глубокая и мощная теория. Вот об этом я и рассказал в своем докладе.
Немецкие профессора, продолжение
В Бамберге я познакомился с одним старым мудрым профессором, который уже тогда был на пенсии (Professor Emeritus). "Не верьте им, - скаал он, указав рукой на своих коллег, - когда они говорят, что ничего нельзя было сделать и интеллигенция не виновата. В конце 1920х начале 30х годом коммунистическая идея была не просто популярна среди интеллектуалов, она стала модой, и многие резко повернули налево, к радикалу Эрнсту Тельману. Это напугало осторожное большинство. Некоторые интеллектуалы наоборот повернули вправо, из-за ущемленной национальной гордости. Большинство забили на все, и занимались своими делами. В конце 1920х начале 30х, когда еще было не поздно, никто не бил в колокол и не предложил "среднего пути." Вот и получили то, что получили."
Помолчал, подумал и добавил: "Меня беспокоит то, что происходит сейчас. Я очень уважаю экологию, но посмотрите на нынешних зеленых. Эта молодежь невежественна и фанатична, а фанатизм никогда до добра не доводит. Стоит объявить себя зеленым и тебе все простят. Вот Йошка Фишер, самый популярный нынче политик. А ведь он не просто симпатизировал Мао и штудировал его речи, он был в террористической группе Revolutionärer Kampf. Нет, есть у нас, в нашем национальном характере, что-то что позволяет любую идею довести до абсолютного абсурда методическим способом …"
Наверное, ему было приятно, что я внимательно выслушивал его на протяжении нескольких вечеров, и перед отъездом этот профессор подарил мне вот этого маленького бронзового скрипача.
Немецкие профессора, продолжение

Vous pourriez être intéressé par :

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Эти статьи могут вас заинтересовать :

Добавить комментарий