Журнал Культура

КУЛЬТУРАТЕАТР&ОПЕРА

Памяти Петра Фоменко, Владлена Давыдова, Игоря Кваши…

Опубликовано 20 сентября 2012 Irina_miroshnichenko

3 сентября в МХТ им. Чехова состоялся первый в 115-м сезоне сбор труппы. Начали мы его с минуты молчания. Вспоминали троих ушедших от нас этим летом коллег и друзей –Петра Фоменко, Владика Давыдова и Игоря Кваши.

Саша Белявский тогда еще был жив…

Простите, что в самом начале нового сезона я беру такую печальную ноту. Но я не могу о них не сказать. Это часть моей жизни, и я с вами делюсь ею. Я думаю, вы тоже этих людей знали, любили и ценили.
Петр Фоменко

Памяти Петра Фоменко, Владлена Давыдова, Игоря Кваши…
Я прощалась с Петром Фоменко. Это легендарнейшая личность. Человек, который создал свой новый театр, свою школу, свой мир, своих единомышленников, своих учеников. Это редко кто может.

И просто талантливые режиссеры на земле рождаются редко, а он был не просто талантливым. Он открыл свой Путь. Он вошел в свою Реку, с ее собственным течением.

Огромное количество людей пришло проститься с ним – фойе было переполнено, многие стояли на улице. Все мы пришли поклониться ему. За его труд, его талант, его умение мыслить и творить, отдавать себя другим людям. После него остались не только спектакли. Осталась память, остались легенды. А главное - совершенно реальные люди театра – артисты, режиссеры, художники.

Он мог бы еще очень много дать людям. Это большая потеря для всего нашего театрального сообщества.


Владлен Давыдов


Памяти Петра Фоменко, Владлена Давыдова, Игоря Кваши…


О нем я много писала и говорила этим летом. Это был уникальный человек, артист, представитель определенного поколения Художественного театра.

При том, что он – обладатель фантастической внешности, несомненного актерского дарования, ему не было равных по знаниям в области истории искусства, истории МХАТа. Как же он умел впитывать невероятное количество информации! Не даром именно ему Ефремов предложил возглавить Музей МХАТ. Это помимо его основной работы в театре.

Он был живым хранителем мхатовских традиций. На все репетиции и даже на спектакли он приходил с огромным портфелем, в котором он держал массу книг, записей, рукописей, конспектов. И когда возникал какой-то вопрос, он мог извлечь оттуда относимую стенограмму и процитировать что сказал, например, Качалов по данному поводу.

Человек, безумно преданный искусству и, прежде всего, нашему театру, он и по жизни был преданным человеком. От начала и до последних дней (это мне кажется наивысшей формой отношений) он любил свою изумительнейшую и красивейшую жену – Маргошу.  Его красавец-сын работает по сегодняшний день в театре, вы его можете видеть на сцене. Уникальная, красивая семья интеллигентнейших людей.

Я позвонила Маргоше сразу, как только узнала. Она рассказала, что он так легко и внезапно ушел, что это отчасти как-то примирило ее со случившимся. Похоже, он и сам не очень понял что умирает, не мучился и не заставил мучиться ее. Он лег в больницу с обычным плановым обследованием, а однажды утром по ее словам что-то хлюпнуло, раз, – и его не стало. Мгновенно.


Игорь Кваша

Памяти Петра Фоменко, Владлена Давыдова, Игоря Кваши…


Я не смогла пойти на похороны, - уже начались репетиции юбилейной "Чайки". А если бы пошла, то меня бы это точно на несколько дней выбило из колеи, это все очень тяжело и горько.

Его потеря очень значима и для театра, и для кино и для телевидения, и просто для людей. В том числе лично для меня.

Я его хорошо знала.  Его и его супругу Танечку, дочь Людмилы Яковлевны Путиевской и драматурга Александра Штейна, с которой я познакомилась еще будучи студенткой Школы-Студии МХАТ, когда пришла к ним в дом. Уже тогда она была женой Игоря. Это уникальная пара, которая тоже прожила в любви и согласии всю свою жизнь – от начала, до последней минуты.

Талантливый, интеллигентный, высокообразованный, духовно одаренный, он умел чувствовать и передавать эпоху, людей. Умел дружить, умел красиво любить, умел быть сердечным. Достаточно посмотреть хотя бы одну программу «Жди меня», где он не артист, никого не играет, где он просто человек, чтобы увидеть как он ценил людей, человеческие отношения.

Он жил с большим сердцем, полным любви, таланта, искренности. Таким он и останется в памяти.

Мы пересекались с Игорем на разных мероприятиях постоянно, но у нас была лишь одна совместная работа – телевизионная постановка пьесы Ростана «Сирано де Бержерак», где он играл Сирано, а я играла Роксану. Я сама потом ее видела только один раз и с тех пор не могу нигде найти. Может, кто-то из вас поможет? А может, она вообще не сохранилась.


___________________________________
Вот такие три глыбы – вроде бы разных возрастов, и даже разных поколений. Но они были едины в своем стремлении видеть театр высоким и одновременно живым, необходимым людям.

Они все трое отдали жизнь Театру.


Ваша Ирина Мирошниченко

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

КОММЕНТАРИИ (1)

Добавить комментарий