Журнал История

ИСТОРИЯКУЛЬТУРАОБЩЕСТВО

Против релятивизации истины в исторической науке и политической практике

Опубликовано 01 июня 2012 Skurlatov
Разве нет главного тренда истории, ведущего к высшей цели существования человечества? Эта высшая цель — критерий-мерило истинности истории и соответственно политики. Какова же эта высшая цель? У древних египтян и индоевропейцев — Богосаможертвоприношение, после которого возникает новый очищенный мир, обреченный в конце концов снова испортиться и погибнуть и снова воскреснуть (Вечное Возвращение), у буддистов — нирвана (Ничто), у христиан и мусульман — Судный День, уничтожение нынешнего мира и времени, а затем прорыв праведных в рай. У коммунистов — примерно то же самое. Роль человека — ключевая в первую очередь как жертвоприносителя. В этом плане особенно наглядна Голгофа, когда «Бог Сам Себя приносит Себе в жертву руками Своих детей». История должна вознести человека до стадии Богочеловчества, когда человечество овладевает ключами и силами творения и обретает способность «переформатировать» бытие сущего, то есть уничтожить старый мир до основания и затем построить новый. Некоторые современные мыслители-материалисты типа Михаила Веллера и до него Эвальда Ильенкова истолковывают это древнее прозрение в том смысле, что Вселенная руками людей избавляется от бессмысленного «роста энтропии» и безрадостной «тепловой смерти» и схлопывается в Ничто и затем возрождается Большим Взрывом. «Антропный принцип» современной науки признаёт особую роль человека (микрокосмоса) во Вселенной (макрокосмосе) и тем самым опосредованно свидетельствует о высшей устремленности человечества к богоравному могуществу, то есть к субъектности.
Следовательно, главный тренд мировой эволюции и человеческой истории — возвышение к субъектности (=свободе). Разве пророки, поэты, философы не учат об этом? И разве произошедший в Европе более полyтысячелетия назад взрыв «сверхновой звезды» низовой субъектности, породивший Новое Время (Модерн) с его научно-технической революцией, глобальной экспансией, происхождением гражданского (=буржуазного) общества и капиталистического уклада не доказывает ведущую роль возвышения человека к субъектности в истории и политике?
Нынешняя компрадор-мародерская путинская РФ, будучи социально-исторической патологией, кажется исключением из доминирующего в мире тренда, неким движением вспять, явной десубъектизацией. Не удивительно, что среди современных российских интеллектуалов гальванизировался замшелый спор либеральных «западников» и исконно-посконных «славянофилов», снова некоторые идеологи заговорили об «особом пути» России (типа «суверенной демократии»), модны изыски о «рабском русском менталитете». На Воробьевых и Поклонных горах мы недавно видели, как кургиняны-прохановы-дугины плевались против ветра субъектности. Многие доктора-профессора впали в растерянность, поскольку не прониклись вышеуказанным главным трендом человека и человечестве к свободе. И в этой растерянности, не в состоянии осмыслить глобальные и локально-российские процессы в их телеологической устремленности к вселенскому могуществу, они соскальзывают к релятивизации истины. Сами истину не способны видеть — и других пытаются убедить, что история "мифична", а истина непознаваема, и приходится капитулировать перед той или иной "относительной истиной" (=неистиной).
Два типичных примера — методологические позиции докторов наук Сергея Георгиевича Кара-Мурзы и Сергея Вячеславовича Перевезенцева. Первый заявляет - «Общество (и народы) распались на множество групп, тусовок, сект, «движений» – как во время Реформации в Европе … Если так, то пытаться сочинить тотализирующее учение вроде марксизма-ленинизма глупо, возникнет лишь секта, причем небольшая. Даже собрать в катакомбах «нашу» общность на обновленной основе будет вредно, если она поставит целью рано или поздно «загнать» всех под свои знамена – она отторгнет людей. Я считаю, что единственный вектор (путей больше) – это, укрепляя и очищая сохранившиеся практически у всех общие основы солидарности, собирая на обновленной основе «нашу» общность, создавать язык и организационные связи диалога с другими субкультурами и группами. За исключением антагонистов, которых не так уж много (это некоторые категории уголовников и «наймиты Госдепа»)». Второй — Сергей Переведенцев — мечтает о соединении «традиционного религиозного (в первую очередь, православного) понимания истории с научным подходом к изучению исторических процессов» и в то же время признаёт, что «народ, разорванный социально и политически, не обретший пока единства базовых ценностей, может вновь сильно пострадать, если установится господство только какой-то одной «исторической правды»», и «поэтому пока мы будем пребывать в этаком промежуточном идейно-политическом состоянии, то и выбор той или иной интерпретации истории должен осуществляться более или менее свободно». Более того, продолжает один из «властителей дум» русских традиционалистов - «я, например, считаю, что существование разных школьных учебников истории, в которых несколько по-разному трактуется отечественная история, – это пока хорошо и правильно, как с научной, как с политической, так и с нравственной точек зрения».
Против релятивизации истины в исторической науке и политической практике Против релятивизации истины в исторической науке и политической практике
Похоже - «вы тут сами разбирайтесь, а я не претендую указывать, кто виноват и что делать». Тем самым уводят в сторону от противодействия погибельным для России компрадор-мародерам во главе с Путиным, которые ныне диктуют-навязывают свою версию истории и политики, то есть установление своей диктатуры под демагогию о «десталинизации», «священном союза Путина и Гундяева», "вхождении в цивилизованное мировое сообщество" и т.п., что мы и наблюдаем на экранах ТВ.
Многие разочаровываются такой коллаборационистской позицией. Читаю Живой Журнал "Опавшие листья" френда Сергея Морозова ([info]morozovsb) - заметку "Петен. Виши. Россия, век XXI-ый" (1 июня 2012 года) - "Это похоже на капитуляцию. Похоже, что Сергей Георгиевич решил примерить на себя лавры Петена".
http://sg-karamurza.livejournal.com/125977.html Общество (и народы) распались на множество групп, тусовок, сект, «движений» – как во время Реформации в Европе. Почитайте «СОЦИС» о разделении молодежи на группировки - страшная картина.
Если так, то пытаться сочинить тотализирующее учение вроде марксизма-ленинизма глупо, возникнет лишь секта, причем небольшая. Даже собрать в катакомбах «нашу» общность на обновленной основе будет вредно, если она поставит целью рано или поздно «загнать» всех под свои знамена – она отторгнет людей.
Я считаю, что единственный вектор (путей больше) – это, укрепляя и очищая сохранившиеся практически у всех общие основы солидарности, собирая на обновленной основе «нашу» общность, создавать язык и организационные связи диалога с другими субкультурами и группами. За исключением антагонистов, которых не так уж много (это некоторые категории уголовников и «наймиты Госдепа»).
Лозунг «те, кто поют не с нами, те против нас» не катит.
Конечно, будут споры об индикаторах и критериях классификации, но пока до этого не дошло, и в нашем разговоре слишком многие комментаторы скатываются в «черно-белую» систему координат.
А кроме того, принимают аналитические (т.е. беспристрастные) рассуждения за враждебные. Это уж никуда не годится – позор советской системе образования!
Сейчас для нас важнее достоверное рациональное знание, чем революционные эмоции и завывания на митинге.

Самое горькое во всем этом традиционное уже смешение отдельных верных положений и общего неверного приговора. Кара-Мурза капитулирует, он отказывается от больших теорий и мощных идеологий. Но одно дело если бы отказ этот имел чисто практическое измерение (обождем, пока не время), здесь, как мне кажется, мировоззренческая капитуляция. Блокам - да, просветительской деятельности - да, коммунизму. соборности, идеям солидарности в нашем старом русском, советском духе - нет. Это отказ от коммунизма, переход, бессознательный на сторону тех самых левых белоленточников, которые носятся с подобными же идеями (мы разные, но мы можем быть едины, мы разные и должны сохранить эту разность), и которых сам Кара-Мурза вроде бы как отвергает.
Это все, конец, это отказ от светлого коммунистического будущего и примирение с либеральной идеологией и мировоззренческим плюрализмом. Признание своего поражения как мыслителя, признание поражения цивилизационного проекта. И намерение поруководить его обломками в рамках победившей парадигмы социального атомизма и тотального либерализма".
Показательны также взгляды Сергея Перевезенцева. Видимо, ему тоже ветер субъектности представляется дестабилизирующим "оранжизмом", и в итоге наблюдаем уклонение от главного тренда в некую "православно-научную" маловразумительность. Ниже - беседа корреспондента ежедневной электронной газеты "Файл-РФ" Андрея Ефремова с историком "Взгляд. Историк и писатель Сергей Перевезенцев: «Нам необходим хороший исторический миф». Часть II" (31 мая 2012 года):
"О том, как актуальное понимание истории способно преобразить нашу жизнь мы продолжаем разговор с доктором исторических наук, профессором факультета политологии МГУ имени М. В. Ломоносова, секретарём правления Союза писателей России Сергеем Перевезенцевым.
– Интерпретация истории, которая необходима сегодня России, должна быть основана на строго научном подходе?
– Здесь мы с вами подошли к очень сложному вопросу и в методологическом отношении, и в политическом, да и с нравственной точки зрения ответ на этот вопрос непрост и многосложен… Начнём с того, что наука не является обладательницей абсолютной истины, ибо наука – это собрание относительных истин (концепций, теорий, гипотез), каждая из которых основывается на определенной системе рациональных доказательств. Иначе говоря, истинное научное понимание любого предмета познания, в том числе и истории, предполагает равноправное существование различных трактовок, различных интерпретаций одних и тех же сюжетов. Вот почему не существует и, скорее всего, даже не может существовать единственной правильной и на все века принятой научной интерпретации отечественной истории. Обязательно параллельно появится другая научная интерпретация, создатели которой будут считать её столь же единственной и правильной. А там и до третьей недалеко, до четвёртой, и так до бесконечности.
Собственно, именно так обстоит дело в науке вообще, и в исторической науке сегодня, в частности: в современной исторической науке одновременно существуют различные интерпретации как всей истории России, так и отдельных исторических периодов, сюжетов, событий, а сама историческая наука – это поле постоянной, непрекращающийся дискуссии. При этом различные интерпретации истории разнятся не только по степени приближения к исторической правде, но и по своим задачам, целям, по уровню общественного влияния и т.д. И по-другому в науке быть не может, да и не должно быть.
– Подобное положение сразу же порождает проблему: а какую именно научную интерпретацию истории общество готово взять за общепринятую?
– Так из области исключительно научного знания мы перемещаемся в область политическую. Ведь современное российское общество вроде бы строится на принципе «плюрализма истины» и свободы мнения, да? А это значит, что «абсолютно правильного» и «единственно верного» знания истории не может быть не только с научной, но и с политической точки зрения. Иначе говоря, государство не может, как это было ранее, отдать приказ о том, какую именно трактовку истории считать верной, а какую – нет. Общество просто не примет такого приказа. Неудача деятельности недавно распущенной комиссии по борьбе с фальсификациями истории тому лишнее подтверждение. Вот так в дискуссионном поле оказывается не только научное сообщество, но и всё российское общество. Однако, если для учёных дискуссия, аргументированное доказательство своего мнения – это естественное дело, то простому российскому жителю очень сложно разобраться во всех этих профессиональных тонкостях, которые обычно и являются доказательствами истинности той или иной интерпретации (одни только проблемы источниковедения чего стоят!).
– Но ведь это плохо. Надо как-то двигаться дальше?
– Да, не сказать, что всё это хорошо, ведь, к примеру, подрастающее поколение всё-таки должно получать некое единое представление об истории собственной страны. Но в сегодняшней реальной политической и культурной обстановке нельзя утверждать, что это и плохо: народ, разорванный социально и политически, не обретший пока единства базовых ценностей, может вновь сильно пострадать, если установится господство только какой-то одной «исторической правды». Поэтому пока мы будем пребывать в этаком промежуточном идейно-политическом состоянии, то и выбор той или иной интерпретации истории должен осуществляться более или менее свободно. Вот почему я, например, считаю, что существование разных школьных учебников истории, в которых несколько по-разному трактуется отечественная история, – это пока хорошо и правильно, как с научной, как с политической, так и с нравственной точек зрения.
– Но ведь в иных учебных пособиях идёт по сути тотальное отрицание российской истории?
– Естественно нужно понимать, что далеко не все интерпретации истории «одинаково полезны». К примеру, одни интерпретации могут служить укреплению и становлению народа, формированию его единого исторического сознания, выработке и утверждению идейных, духовных, социально-политических основ народного бытия. Другие же, наоборот, своим гиперкритицизмом или же ориентацией на иные, не традиционные для России ценности, могут способствовать дальнейшей атомизации и российского населения, и Российского государства. Всё это и выясняется в ходе научных и общественных дискуссий, которые, повторюсь, сегодня необходимы. Наука ведь только предлагает власти и обществу разные решения, разные пути, разные интерпретации прошлого, однако любой более или менее окончательный выбор – за самим обществом и властью. Впрочем, так было всегда, во все времена.
– И сегодня?
– Конечно! Приведу пример. В этом году мы официально отмечаем 1150-летие рождения Российской государственности. Откуда взялась эта дата? Из «Повести временных лет», в которой под 862 годом сообщается о призыве славянами варяжского князя Рюрика с братьями. Всё правильно? Да. И… нет! Напомню, что только в «Повести временных лет» сосуществуют две версии, ещё, минимум, две версии нам известны из других источников. В летописи приведено несколько дат (напомню, искусственных), которые могут считаться датами основания государства. Наиболее близкими к действительности представляются две – уже упомянутый 862 год (условно, «северный» вариант рождения государства) и, кроме того, 882 год, когда князь Олег Вещий завоевал Киев и назвал его «матерью городов русских» (условно, «южный вариант»). Каждая из этих двух дат имеет свою аргументацию и обоснование, причём, вполне научные. Следовательно, решение о выборе одной из них – политическое.
Так и было. На протяжении многих веков основателем династии и, соответственно, государства, почитался Рюрик (как мы помним, столь же принудительно вставленный в летопись на рубеже XI–XII вв.), поэтому и с датами, и с вариантами всё было ясно – господствовал «северный» вариант, а Олег Вещий вообще считался не князем, а каким-то непонятным родственником Рюрика и был фактически вычеркнут из истории.
– А казалось бы, вопрос простой…
– С рождением исторической науки и становлением критического взгляда на историю появляются и иные точки зрения. И разворачивается определённая дискуссия. Так, 8 сентября 1862 г. в Новгороде Великом в присутствии императора Александра II и всего августейшего семейства был открыт памятник «Тысячелетие России», что стало официальным признанием 862 года датой рождения Русского государства. Но далеко не все историки были согласны с подобной трактовкой, и, например, В. О. Ключевский писал: «…Появление Рюрика в Новгороде, кажется мне, неудобно считать началом Русского государства… Из Киева, а не из Новгорода пошло политическое объединение русского славянства».
Дискуссии продолжались и в советское время. Но с какого-то момента датой рождения Древнерусского государства стал считаться 882 г., а первой русской столицей был признан Киев. И этот, «южный», вариант рождения русской государственности не вызывал больших возражений, ибо само советское государство было единым, а Киев и Украина составляли неотъемлемую часть этого государства. Более того, в позднесоветское время «южный» вариант был «развит и углублен»: в 1982 г. состоялись пышные празднества в честь 1500-летия г. Киева (дата ещё более условная, нежели та, что мы сейчас обсуждаем!), которые должны были укрепить в общественном сознании представление о Киеве, как о первой русской столице.
Вслед распаду СССР вновь возникли споры. Причём, споры опять же скорее политические. Так, «южный» вариант рождения российской государственности стал активно использоваться на Украине для доказательства собственного «самостийного» исторического «первенства», в первую очередь, перед Россией. В ответ в России предложили сосредоточить общественное внимание на «северном» варианте. Исторические основания для утверждения этого варианта опять же нашлись как в тексте летописи, так и в археологических данных. В итоге, официальная дата основания Русского государства была опять перенесена на 20 лет назад – с 882 г. на 862 г. И вот теперь, в 2012 г., мы отмечаем 1150-летие Российской государственности…
Впрочем, стоит повториться, что обе эти даты – условные и… верные. Думается, вообще, если определять время возникновения Древнерусского государства, то более правильно говорить о второй половине IX в., не заостряя внимание на какой-то конкретной дате. Но и это тоже только мнение.
– Значит, историческая наука не может выступать в качестве непредвзятого судьи в подобных вопросах?
– Думаю, «судейство» – это вообще не дело науки, в том числе и не дело исторической науки. Именно поэтому многочисленные телешоу, выстроенные как «суды над историей», я считаю полной профанацией, более того, крайне вредными для общественного сознания, ибо они только разжигают идеологические страсти в обществе, ну, и заодно делают рекламу их организаторам. У нас уже появилась целая «плеяда» «авторитетных телеисториков», не написавших, правда, ни одной более или менее приличной научной статьи.
Скорее, задача учёного в подобных ситуациях – экспертиза того или иного мнения, той или иной интерпретации истории. Правда, здесь опять всё очень сложно и неоднозначно. Мы с вами уже говорили, что разные интерпретации истории по-разному влияют на дальнейшее историческое развитие страны и народа. В частности, первые две названные мною интерпретации отечественной истории (возникшие, соответственно, в XII в. и в XVI в.), сыграли выдающуюся роль, обеспечили идейное и духовно-политическое становление и развитие нашего народа и нашего государства.
– Вы хотите сказать, что их ценность не обусловлена их научностью?
– Да обе эти интерпретации не были научными! И первая, и вторая интерпретации истории были построены не столько на фактическом материале (хотя и с использованием определённых фактов), сколько на религиозной истине и исторических мифах, иногда даже созданных русскими любомудрами и затем введённых ими в историко-политический обиход. Например, в начале XVI века усилиями ряда русских мыслителей (по имени мы знаем только одного из них – некоего Спиридона – Савву) была создана мифологизированная версия происхождения династии Рюриковичей от римского императора Августа, которая считалась абсолютной истиной в XVI–XVII вв. и даже была перенесена на новую царскую династию Романовых, не имевших к Рюриковичам никакого отношения. Казалось бы, наши предки сильно погрешили против «исторической правды». Но вот парадокс! Именно эти духовно-политические концепты и историко-мифологические сюжеты стали идейной основой всей будущей Российской империи и обоснованием имперского прорыва России в мировое пространство. Иначе говоря, подобный подход к осмыслению истории и утверждение подобного понимания российской истории в общественном сознании сыграл немалую, а иногда и решающую роль в мощном поступательном движении России по историческим дорогам. И, наоборот, возникшее в XVIII–XIX вв. научное, т.е. «правильное», критическое (иногда – гиперкритическое) отношение к собственной истории, отказавшееся, казалось бы, от исторических мифов, сыграло свою, и думаю, значительную роль в подготовке крушения и Российской империи, и комплекса традиционных русских ценностей. Вот порой и задумаешься…
К тому же, не стоит думать, что научные интерпретации истории полностью лишены мифологии. Всякая абсолютизация какой-то одной научной интерпретации истории – это уже создание очередного, может быть, нового мифа, а, может, возрождение какого-то старого мифа. Как это происходит сегодня с датой 1150-летия рождения Российской государственности. Или, допустим, марксистская интерпретация истории – уж казалось бы, «гипер»-научная, истинный гимн материализму, какая уж там мифология! – насквозь, сплошь мифологична! И снова парадокс: именно этот советско-марксистский исторический миф в своё время значительно помог социалистическому строительству в России, но со временем он утерял свои творческие силы и стал одной из причин разрушения СССР.
– А научное сообщество не подвергнет нас обструкции за такие взгляды?
– Все эти мои рассуждения вовсе не означают, что научное понимание истории – это плохо, а мифологическое представление – хорошо. Не дай Бог, если кто-то именно так понял мои слова! Я просто напоминаю, что упование на всесилие науки и человеческого рационального знания вообще – это тоже миф. И ограниченность научного понимания окружающего мира и, в частности, ограниченность научного понимания истории нужно понимать и принимать как таковую. Поэтому строго научное представление об истории – это всё-таки дело относительно узкого круга профессиональных историков, которые понимают всю сложность и неоднозначность познания истории и владеют специальными навыками, специальными методами и методологиями.
Но если мы говорим об общественном представлении, о том, как себе представляет, и как должна себе представлять историю большая часть общества, то здесь невозможно обойтись без признания того, что в этих представлениях значимую роль играет и историческая мифология. И, как я уже говорил, в этом нет ничего плохого и страшного. Более того, собственно историческая память народа и существует исключительно в мифологизированном виде и иной быть не может, ибо миф – это обыденное и совершенно нормальное состояние исторической памяти народа. Пытаться превратить историческую память в исключительно «научную» – это, с одной стороны, «мартышкин труд» и очередной миф, но, с другой стороны, это и разрушение исторической памяти, а, значит, уничтожение народа, намеренное разрушение его национальной и духовно-политической идентичности.
Давайте вспомним, как в конце 1980-х нам навязали якобы истинное, но на самом деле абсолютно мифологическое представление о том, что у нас была плохая история, что всё у нас было не так, а Россия – это вообще какой-то странный и ужасный отросток на стройном дереве общечеловеческой истории. В качестве нового общественного идеала нам предложили «счастливое капиталистическое будущее», которое можно построить всего за 500 дней. Иначе говоря, поманили очередным мифом. Но для того, чтобы оказаться в «счастливом завтра», нам, дикарям и сибирским валенкам, нужно было отказаться от собственной истории, от собственной культуры, от собственной веры. Заодно, кстати, и от собственности отказаться, ведь мы, дикари, не умеем ей распоряжаться, а вот умные дяди, поучившиеся в чикагских школах, смогут нашей собственностью распорядиться лучше нас. В общем, ради очередного «светлого будущего» мы должны были отказаться от всего. И вот тогда нас погладят по головке, дадут конфетку и может быть (!) примут в число цивилизованных стран. И что в результате? На основе этого мифа был разрушен Советский Союз, а затем – разграблена вся Россия. Иначе говоря, мифом о «мифичности русской истории» вполне сознательно был нанесён страшнейший удар сначала по исторической памяти нашего народа, а затем и по самому народу. И ведь до сих пор этот миф активно эксплуатируется, как в политике, так и в пропаганде, в том числе, в различных телевизионных передачах, посвящённых истории.
– Как же теперь овладеть историей в том смысле, чтобы она стала нашим ресурсом в возрождении страны?
– Нам, чтобы жить дальше, защищать и расширять своё место под солнцем в той жесточайшей конкуренции, которая господствует в мировом сообществе, нужен, образно говоря, совсем другой исторический миф – героический, духоподъёмный, укрепляющий нас, объединяющий наши силы, утверждающий наше место в истории, в современности и в будущем. Нам сегодня как раз не хватает такого общепринятого исторического мифа, основанного не только на научном знании, но и на традиционных ценностях русского народа и всех народов России. При этом само понятие «миф» я использую условно, ибо, конечно, подразумеваю некое общепринятое, единое понимание истории, как часть единого национального сознания.
С моей точки зрения, если говорить о разработке новой интерпретации русской истории, такой интерпретации, которая смогла бы стать идейной основой благодатного существования нашего народа в нынешние и будущие времена, помогла бы нашему народу осознать своё место в новом мировом пространстве и вновь двинуться вперед, то в методологическом плане это означает необходимость поиска форм соединения традиционного религиозного (в первую очередь, православного) понимания истории с научным походом к изучению исторических процессов. Думается, что именно такое методологическое единство придаст новый и благодатный творческий импульс и историческому познанию, и историческому развитию нашего народа.
От редакции «Файла-РФ»:
Поздравляем Сергея Вячеславовича и Татьяну Владимировну Перевезенцевых с присуждением им премии «Прохоровское поле» за учебники для средней школы (6, 7 и 8 классы) по истории России, выходящие в издательстве «Русское слово»!
Премия «Прохоровское поле» учреждена в 2002 г. правительством Белгородской области, Союзом писателей России, Белгородской и Старооскольской епархией и Государственным военно-историческим музеем-заповедником «Прохоровское поле». Присуждается один раз в два года деятелям литературы и искусства, в творчестве которых в высокохудожественной форме утверждаются идеи нравственности, патриотизма, национальной гордости, воинской чести и преданного служения своему народу и Отечеству.

Vous pourriez être intéressé par :

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Эти статьи могут вас заинтересовать :

Добавить комментарий