Журнал Личный дневник

ЛИЧНЫЙ ДНЕВНИКНАУКА И ЖИЗНЬОБРАЗОВАНИЕПУТЕШЕСТВИЯ

Рассказ-зарисовка

Опубликовано 17 сентября 2012 Blackhole
О моем бывшем однокласснике Андрее я уже писал: http://traveller2.livejournal.com/259947.html
Он недавно вернулся в Москву из израильской клиники. Вот его рассказ (предупреждаю, довольно длинный).
*****
В знак того, что я снова живой, маленькая ностальгическая финтифлюшка о средиземноморском лете. Эхххх, Левант!
Над морем по-южному быстро спускаются сумерки. Маленький рыбацкий ботик, уже час маячащий в десятке-другом кабельтовых от берега, почти что растаял, расплылся в вечерней дымке, но прямо в момент его исчезновения на его мачте нарисовался еле-заметный топовый огонек. И чем гуще становились сумерки, тем ярче проступали его ходовые огни, и вот в почти кромешной тьме, когда сам ботик уже бесследно исчез, эти слабосильные 12-вольтовые лампочки вонзаются в глаз как золотые гвоздики.

А здесь, прямо за спиной, с наступлением темноты будто от какого-то общего рубильника разом вдоль всей набережной включается приморская ночная жизнь. Тут же изо всех кабаков на эспланаде полилась игривая музыка (а где она пряталась до этого момента?). Как-то по-особому зашуршали подошвы туфель у фланирующей публики, по-вечернему закачались бедра грудастых красавиц. И даже легкий запах бензина, волнами накатывающий от бесшумных автомобилей, приобрел романтический оттенок, которого днем у автомобильного выхлопа нет и в зароде, сколько ни принюхивайся.
Невидимый ботик, все так же шифруясь за своими ходовыми огнями, плывет вдоль берега, вызывая острое романтическое желание прямо сейчас улететь с парапета этой набережной и оказаться на его палубе, во тьме окружающего ночного моря. Но кто же мешает? В воображении? Да хоть и взаправду.
Ррраз – и под задницей безо всякого шлепка вместо шершавого бетона оказываются коробленые, рассохшиеся доски палубы, а под спиной – облезлая фанера шкиперской рубки. Даже пиво – банка чешского из ближайшего магазинчика на набережной – не успело нагреться и не расплескалось. Да - хм – даже и вкус не изменился.
Приятно так полулежать, свободно раскинув ноги в разные стороны, ощущая ими накопившееся в досках дневное тепло.
И темнота. Полная темнота, не мешающая, почему-то, видеть все вокруг с протокольной отчетливостью. Откуда же этот рассеянный свет? Может, наши ходовые огни? Да нет, на прошлой неделе напарник при мне их подстраивал. Так отладил, что ни один лучик не сочится на палубу. Толковый парень и въедливый. Свет из рубки? Да с чего бы? Вон во мраке за стеклом небритая рожа моего дружка с прилипшим к губе окурком. Уголек то вспыхивает, то притухает в такт шкиперскому дыханию. А само лицо, как на Хеллоуин, подсвечено снизу навигатором да лампочками, которые горят на компасе и тахометре. Так откуда же свет? От моря? Есть такой свет, но это не к нам, не на палубу. Море своим зеленым сиянием подсвечивает нас снизу, снаружи – нужно свеситься через фальшборт, и тогда увидишь, как по нашему корпусу пробегают дрожащие серебристо-зеленые блики. А свет на палубе – это звезды. И планеты. Яркие, как Луна. Вон, всмотрись в силуэт лебедки. Видишь, справа она темнее, чем слева, и там же, справа ложится от нее длинная, глухо-черная тень. Это от Марса. А какие там еще нынче планеты? Вон там. А еще совершенно бешеный Сириус. И каждое светило на палубе рисует свою тень. От лебедки, от мачты, от стрелы. Сетка из черных теней и вокруг серебристый свет.
А что у нас тут с запахами? Нет, этим не похвастаешься. Чем может пахнуть старый рыболовный бот? Естественно, он воняет тухлой рыбой. Как ты его ни отдраивай, как ни подставляй под шторма и дожди – все равно никуда отсюда не денется этот запах тления, десятилетиями въедавшийся в деревянные борта. Это еще здесь, на палубе. А загляни-ка в трюм… Что поделаешь. Такая у нас судьба. И когда придет положенный срок, когда упокоится наша калоша на морском дне, тысячи лет от нее, распугивая одних и привлекая других донных обитателей, будет тянуться в водной толще шлейф привычного аромата. И когда в судный день нас с корешем вытащат из гробов и поставят в общую очередь к господнему престолу, наверняка вокруг нас тут же возникнет свободное место – кому из соседей захочется, только что выбравшись на свежий воздух, обонять наши профессиональные запахи?
Так, а теперь о звуках. Это уже в мой огород. Кто у нас тут за моториста? Кореш держит самый малый ход – лишь бы только сеть держать расправленной за кормой, чтобы она медленно-медленно тянулась под самой зыбью, и все желающие успели в нее заглянуть. И почти на холостых так грохочет! А что будет, когда мы ляжем на обратный курс и врубим полный? Ужас. Такой маленький движок, и так много лязгу. И уж за ним не слышно ни далекий шум прибоя, ни плеск зыби о форштевень. Да тут собственного голоса не услышишь… То ли насос, то ли магистраль. Протянуть, что ли, завтра обе системы? Или уж не мелочиться? Да чего там. День будет свободный, можно и весь движок раскидать и собрать. В нем всего-то сотня деталей, из них половина болты и гайки. Заодно и прокладки поменяю. Только навесик нужно – чтобы от жары не сдохнуть.
Ну, и что тут осталось еще? Да, самая наша радость. Вижу, и напарник нет-нет, а кинет взгляд туда, на берег, где над водой тянется бесконечная цепь больших сияющих плафонов, где подмигивают фары выезжающих на набережную длинных, лоснящихся черных автомобилей. Где (это, конечно, отсюда не видно и не слышно, но кто же мешает нам поднапрячь воображение) – где из кабаков льется музыка, и из каждого своя, где слышен шелест шаркающих подошв, где женщины как-то по-особому, по-вечернему покачивают бедрами, где запах бензина в этой атмосфере праздника так напоминает запах вечерних духов…
Эх, вот бы сейчас туда… В воображении? Да хоть взаправду…

Vous pourriez être intéressé par :

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Эти статьи могут вас заинтересовать :

Добавить комментарий