Журнал Культура

КУЛЬТУРАТЕАТР

"Стеклянный зверинец", Другой театр

Опубликовано 02 марта 2011 Topazapella

Воспоминание из далекого детства: фильм, не знаю о чем, не помню с кем, и только маленькая сценка, где герои говорят о какой-то пьесе с очень красивым названием «Кошка на раскаленной крыше». С тех пор прошло много лет, но почему-то я навсегда запомнила тот момент, когда впервые услышала о произведении Теннеси Уильямса с таким метафоричным названием. Как ни странно, при всей моей любви к чтению, прочесть «Кошку» мне суждено было всего лишь пару лет назад. После, мной было изучено достаточно многое из творчества Уильямса. Пожалуй, он является одним из самых любимых драматургов *к слову, самая любимая пьеса «Ночь Игуаны»*. И я безумно хотела увидеть его в театре, мне было даже не столь важно, какую пьесу – они все глубоки, неоднозначны, многогранны, метафоричны. Уильямса нельзя ставить «в лоб», его произведения всегда обладают подтекстом, загадками, недосказанностями и от этого еще более интересно, как увидит, как покажет весь этот пласт режиссер и актеры. Все характеры у него с надломленными судьбами, с внутренними переживаниями, они трудны для раскрытия, но от этого еще более привлекательны. Поэтому, увидев, что в моем трепетно любимом «Другом театре» ставят «Стеклянный зверинец», все остальное перестало быть важным – к сожалению, в Москве практически негде увидеть Уильямса на сцене, что для меня парадоксально.

Собираюсь исполнить желаемое я всегда долго. В этот раз мне, как ни странно, мешали лишь даты спектакля – ну никак я не могла подгадать удобный день. Правда, потом начались и другие проблемы, из-за невозможности посмотреть здесь и сейчас, стала читать рецензии и мнения тех, кто оказался везучее меня. И не могу сказать, что эти отзывы очень радовали. Много похвал в адрес Бозина, но на этом, пожалуй, и все. Почему-то Уильямс все больше был «унылым», «затянутым» и просто «скучным». Если учесть, что пьеса является в какой-то степени автобиографичной, то такие отзывы о постановке и игре меня совершенно опечалили. Однако я люблю опираться на собственное мнение, поэтому, взяв подругу, отправилась в уже знакомый Центр им. В.Высоцкого.

Кроме непосредственно самой пьесы режиссером использовались, по уже указанной причине автобиографичности, мемуары автора. Вот этот момент, на мой взгляд, как раз и оказался самым большим минусом постановки. И дело не в проведенной параллели пьесы и жизни, не в том, что не стоило об этом говорить, как раз нет, стоило. Вся проблема в том, как это преподнесли. И тут действительно можно было бы написать про затянутость, недоумение. Начало сильно растянуто и не ясно для чего. Музыкальные паузы, титры… Задумка, может и хорошая, но паузы были не к месту, жесткая музыка была совершенно не органична с общим светло-серым тоном декораций, впрочем, как и с текстом и актером. Было ощущение надуманности, притянутости – лениво-тягучие движения актера были слишком резким контрастом ритму. Плюс ко всему большой акцент на звуковых эффектах с долгими необоснованными паузами. Начало напугало. Пьесы Теннесси всегда жестоки, но не жестки. В них есть обреченность, но она принимается мягко, с пониманием, без агрессии. Здесь же присутствовал какой-то вызов. И единственно, что спасает в этом отношении, что длится это всего лишь первые минут 10-15.

За исключением этого основного минуса постановка и игра актеров совсем не так плоха, как показалось из отзывов. Гульнара Головинская ставила «Стеклянный зверинец» явно с любовью к произведению и персонажам, ибо каждому предоставлена возможность полностью раскрыться, другой вопрос в том, как это получилось у актеров. Но к этому я еще вернусь, а пока еще пару слов о режиссуре.

Ориентация на звук прослеживалась в течение всего спектакля – задумка интересная, но местами не проработанная. Какие-то сцены практически полностью сопровождаются тем или иным звуковым эффектом, как-то: пение матери, молитва, отстукивание по стакану. В других он полностью отсутствует. В итоге смысл этого параллельного действа несколько теряется. Во всяком случае, так показалось мне.

Но все равно, хочется сказать Гульнаре спасибо за эту пьесу. В прочтении она кажется куда более простой, чем оказалась при игре – расстановка акцентов превосходна. Каждый увидит свою проблему, будь то «отцы и дети», «комплексы», «желание выжить». В силу определенных жизненных обстоятельств линия Лауры произвела на меня куда большее впечатление.

Безусловно, актерская игра тоже стоит отдельных слов. Начну с конца, а именно со всеми восхваляемого Бозина. Как ни странно для меня, но тут я не стану выделяться из толпы. У Бозина совершенная пластика и грация, все движения его настолько мягки и легки, что кажется, что он и не может существовать вне музыки, что у него внутри всегда играет мелодия, которую он олицетворяет. Такая гармония и плавность движений встречается действительно не так часто, поэтому браво! Роль Джима не столь большая, но достаточно важная в связке с Лаурой, и в данном случае Дмитрий умудрился подчеркнуть именно эту связь. Он нигде не перетягивал на себя, а наоборот, умудрился создать цельный образ, который служил для понимания главных героев, для рассказа об их судьбе и выборе. В итоге молодец, возможно, это не самая глубокая роль, но сыграл он ее достойно.

Еще очень хочется повосторгаться Анной Нахапетовой. Во-первых, она очень красивая девушка. Я очень редко делаю такие комплименты, но Анна его явно заслужила. Но кроме красоты она явно талантлива. Тот образ, который ей выпало играть столь тяжел, что не всякая актриса смотрелась бы в нем органично. Где-то веселая и озорная, она все равно остается больной. Не физически, но душевно. Все то, что ее мучает, те комплексы, которые она с детства в себе сама взращивает. Анна это проигрывает, не словами, а действиями, движениями, реакцией на окружающий мир, от которого хочется спрятаться, потому что все внутренние стены настолько велики, что проще жить с ними в уединении, чем пытаться что-то изменить. Порой Лауре тоже очень хочется стать нормальной, но она не чувствует себя таковой – ярлык калеки слишком ярко горит в ее собственных мыслях. Аня умудрилась показать всю эту противоречивость, стояние на краю пропасти, между желанием нормальной жизни и сумасшествием от собственных запретов на эту жизнь.

А теперь немного о том, чего мне не хватило. А именно о роли Тома. Эд Дивинский должен был сыграть две роли – Тома и Теннесси. На мой взгляд, не получилось ни одной. Автор был очень картонный, не человек, лишь голос за кадром, беспристрастный, хотя это касалось конкретно его судьбы, его семьи, но в спектакле не получилось образа вспоминающего писателя. Впрочем, как и Том из мечущегося человека превратился в какого-то трудного подростка, для которого родственники – препятствие к лучшей жизни, - и ответственность за свои поступки он не осознает. Но на самом-то деле Том не столь примитивен, как Эд его сыграл. И последний монолог героя, переживающего свой выбор, но понимающего, что он был единственно верным, совсем не удался – просто набор слов, без понимания всей важности оправдания. В итоге Эд показался мне совершенно ненастоящим в обеих ипостасях, куклой с определенной последовательностью движений и слов, но совершенно непонимающей, что именно он играет.

И, вызвавшая противоречивые эмоции, Надежда Бычкова. Противоречивость для меня заключалась в наигранности с ее стороны некоторых моментов. При том, что характер матери показан ненавязчиво, но с теми правильными оттенками того, что не всегда стоит верить первому впечатлению. Но вот общая канва – нет, это не для Надежды. Она слишком сильно переигрывала, что сразу смазывало впечатление. Очень неприятно, когда полностью погружаешься в происходящее на сцене, а потом из-за чьего-нибудь переигрывания или недоигрывания сразу начинаешь чувствовать всю искусственность ситуации – волшебство театра пропадает. В данном случае два персонажа периодически возвращали меня в реальность. Наверно, именно поэтому самым сильным моментом получилась сцена Лауры с Джимом, когда больше никого не было, и все очарование ушло, когда вышел Том. Да-да, здесь Надежда как раз была хороша.

Заканчивая, хочется всем сказать спасибо. За то, что не подтвердились худшие ожидания. За то, что я, наконец, получила возможность увидеть постановку Теннеси Уильямса. За Д. Бозина и А. Нахапетову, которых не уверена, что смогла бы узнать при других обстоятельствах. За то, что пьеса открылась по-новому.

И как всегда «Другому театру» спасибо за выбор спектаклей – после них всегда остается приятное послевкусие и много дум!


Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Добавить комментарий