Журнал Места

МЕСТАПУТЕШЕСТВИЯРЕПОРТАЖФОТОГРАФИЯ

В погоне за Утренней Звездой. Эпизод второй

Опубликовано 17 марта 2012 Sandr

В погоне за Утренней Звездой. Эпизод второй
Эпизод 1. Читать здесь
Эпизод 2. Шпионские игры
На следующий день я сижу все в том же варунге, пью тоже кофе, курю те же сигареты. Только вот на этот раз есть посетители. Молодой студент-папуас жадно руками уплетает курицу и рис. Кроме этой сочной курицы его абсолютно ничего не интересует. Поэтому ни на меня, ни на входящего в эту минуту Ромарио, он не обращает внимания.
- Мы получили разрешение на демонстрацию в Джаяпуре, - сообщает радостно активист, - Мако сейчас на встрече с журналистами.

- Где?!
- Да тут совсем недалеко…
- Пошли! – я бросаю сигарету и подрываюсь с места.
- Но пресс-конференция уже практически закончилась…
- Все равно пошли.
Когда мы поднимаемся на второй этаж кафетерии «PRIMA GARDEN», там сидят только двое писак из местных газет и сам Мако. На нем все та же кепка, которую он никогда не снимает. За соседним столиком у окна, из которого видно проезжую часть, сидит крепыш Роки с клыком дикой свиньи на груди и человек, который в KNPB отвечает за разведку. По их виду и не скажешь, что они имеют какое-либо отношение к происходящему. Обычные парни, которые зашли выпить по кружке кофе. В зал тем временем заходит еще один активист KNPB и передает какие-то бумаги Мако, который в свою очередь берется объяснять их содержание журналистам. Журналисты записывают. Смысл разговора остается мне непонятным.
В погоне за Утренней Звездой. Эпизод второй
Мако, Ромарио и журналисты
- Нам нужно уходить. Прямо сейчас, - голос Ромарио звучит как всегда спокойно. Лишний вопросов я не задаю. Уходим.
На первом этаже мы сталкиваемся с толстым папуасом и двумя индонезийцами в гражданском.
- Кто такой? Откуда? – возмущено обращается ко мне папуас.
- Из России, - отвечаю на автомате, но не останавливаюсь.
Уже на улице я пытаюсь выяснить у Ромарио причину нашего поспешного ухода.
- Ситуация в Папуа стремная, - только и говорит он. Речь идет о деятельности силовых структур.
Мы запрыгиваем в белый микроавтобус-маршрутку и протискиваемся на задние сиденья. Трафик впереди оживленный, где редкие автомобили сражаются за дорожное полотно с многочисленными мотоциклистами. Вторые явно преуспевают.
- Это мой друг Доминик, - на дисплее своего мобильника Ромарио показывает мне фотографию белого европейца, который стоит где-то в горах Новой Гвинеи на фоне традиционных хижин – хонаев. Доминик Браун снял документальный фильм* о сепаратистах ОПМ, который вышел в эфире Би-Би-Си. Сегодня Доминик один из активистов папуасского движения за независимость.
На следующем снимке, который не имеет ничего общего с предыдущим, автомат Пиндад индонезийского производства. Под автоматом цена: 22,5 миллиона рупий (прим. около 80.000 тыс. рублей). Снимок выдернут из интернета.
- Нам нужно оружие, - объясняет Ромарио. Зачем мирным активистам оружие даже не спрашиваю, - только его очень трудно найти. Ситуация в Папуа стремная. Стволами можно разжиться разве что в аэропорту Вамены. Ребята воруют его у солдат и убегают в горы.
- Как такое возможно?
Ромарио только улыбается и пожимает плечами. У всех свои секреты.
Маршрутка выплевывает нас на пяточке, где стоит интернет-кафе и несколько магазинов. Тут я обращаю внимание, что на плече у Ромарио вязаная сумка-нокен. В сумке три толстых конверта. В конвертах деньги.
- Мы собираемся отправить эти деньги в Оксфорд, - отвечает Ромарио, поймав мой взгляд на сумке, - адвокатам.
- Откуда столько денег? От спонсоров?
- У нас нет спонсоров и быть их не может. Мы сами собрали эти деньги.
- Каким образом?
Внятного ответа в очередной раз я так и не получаю. Что это – банальное недоверие или чрезмерная осторожность? Наверное, и то и другое.
Папуа это вообще территория шпионской паранойи. Полицейские и солдаты видят во мне шпиона из России, а активисты движения за независимость наоборот принимают за информатора индонезийской разведки. Порой мне кажется, что я двойной агент. И каждый раз я рискую. Встречи с активистами движения за независимость грозят иностранцу как минимум попаданием в черный список. Если это случится, то Индонезия для меня скорее всего навсегда будет закрыта. Существует еще мнение, что всех иностранцев в Папуа “пасут”. У Джакарты зуб на зарубежных журналистов, которые обычно пишут о Папуа совсем не то, что правительству хотелось бы видеть в печати. Поэтому периодически регион закрывают для всех профессиональных репортеров из других стран, а фрилансеров и любителей отслеживают чекисты. Так что если ты пишешь репортаж о местных активистах, то будь готов играть в шпиенов.
В погоне за Утренней Звездой. Эпизод второй
Активист KNPB по имени Роки
Но паранойя как оказалась здесь вполне оправдана. В этом году произошла утечка секретных документов, которые были выложены в интернет. Теперь в открытом доступе находятся пятьсот страниц разведданных и ежедневных отчетов чекистов, списки “опасных” активистов и другие доказательства незаконной слежки на территории Западного Папуа. Так благодаря документам стало известно о целой сети информаторов, которую в своей деятельности используют красные береты Индонезии – элитный спецназ КОПАССУС. Среди завербованных ими информаторов таксисты и работники отелей, пасторы и журналисты, политики и традиционные лидеры, активисты гражданского сопротивления и члены ОПМ. Изначально КОПАССУС был переброшен в Папуа для уничтожения сепаратистов в джунглях. Но в отчетах чекистов проходит информация о том, что главную угрозу они видят вовсе не в ОПМ, а в гражданских активистах. Тысяча сепаратистов, которые вооружены преимущественно копьями и луками, не в состоянии противостоять пятнадцатитысячной армии. Если же вялотекущее гражданское сопротивление перейдет в фазу массового восстания, тогда ситуация в корне изменится. Поэтому система вынуждена реагировать. Нет человека – нет проблемы. С многими из тех, чья дела попали на стол чекистов из КОПАССУС, система обошлась жестко. Кого-то посадили, кому-то угрожали, кого-то пытали, а кого-то пристрелили как собаку. Шпионские игры в Папуа оказались вовсе не играми, а страшной действительностью, которая сломала жизни многим людям.
Разрушить Матрицу
За те полгода, что я провел в Западном Папуа, «Матрица» братьев Вачовски вдруг перестала быть для меня голливудским бредом. Я отчетливо вижу ее через глюки и баги системы. Судите сами. Главный сервер и мозговой центр Матрицы находится в Джакарте. Там же живет «Конструктор». В тысячи километров на восток Конструктор возводит для папуасов целый мир. Вот вам дороги, вот вам школы, вот вам город, вот вам электричество и даже интернет. Вот вам цивилизация! Живите себе, работайте, воспитывайте детей, жуйте свой бетель-нат и радуйтесь жизни. Все что от вас требуется – подчинение. Об остальном Конструктор обещает позаботиться. Так аборигены принимают правила игры. Затем их подключают к Матрице, забыв предупредить, что мир-то иллюзорный, а свобода только на бумаге. Матрицу в Джакарте называют специальной автономией. Такой статус присвоили региону в начале нулевых.
В погоне за Утренней Звездой. Эпизод второй
Мако и Ромарио в «PRIMA GARDEN»
Когда Матрица начинает глючить, некоторые аборигены резко просыпаются. Первые минуты их колбасит. Руки трясутся. Глаза болезненно реагируют на свет. Состояние сравнимо с сильнейшим похмельем. Потом они оглядываются по сторонам и правда бьет в морду так, что искры летят в разные стороны. И вот тут они понимают, что мир этот создали во все не для них! Они видят, что каждый второй на улице – человек азиатской внешности, их земля занята рисовыми плантациями, а говорить приходится вообще на индонезийском языке. Под шумок вывозится лес, золото, газ и другие природные ресурсы. Джакарта получает свои миллиарды и возводит новые небоскребы. Так Западное Папуа оказывается вовсе не Диснейлендом для папуасов, а всего лишь колонией, которая принадлежит огромной азиатской империи. Ну а все те кто с такой правдой жить не могут, уходят в оппозицию. Вот тогда на сцене появляются агенты Матрицы – индонезийские полицейские, солдаты и чекисты, которые наделены соответствующими полномочиями. Они в открытую занимаются истреблением “бракованных” папуасов - всех тех кто проснулся, всех тех кто больше не верит в политику Джакарты, всех тех кто знает правду. Так люди исчезают навсегда. Исчезают бесследно. Число общих жертв сегодня исчисляется сотнями тысяч. Те же кто уцелел в этой охоте, объединяются в группы, чтобы продолжить сопротивление. Так на свет появляются организации вроде KNPB. По сюжету не хватает только Нео, который надерет задницу Конструктору, разрушит Матрицу и освободит всех папуасов.
Продолжение следует. Это был второй из пяти эпизодов.
Примечание: автор не поддерживает сепаратизм и чью-либо революцию. Автор не является членом ОПМ или KNPB, не является террористом, анархистом и еще хрен знает кем. Существуют разные точки зрения на проблему Западного Папуа. Автором репортажа показана только одна точка зрения и с ней каждый имеет право не согласиться. Репортаж готовился в сентябре 2011. С тех пор он нигде не был опубликован.
***
1. Фильм Доминика Брауна называется «Forgotten Bird of Paradise».
Сайт фильма: http://www.forgottenbirdofparadise.net/

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Добавить комментарий