Журнал Кино

КИНОКУЛЬТУРАТЕАТР&ОПЕРА

В поисках Шуберта и Бетховена

Опубликовано 16 сентября 2012 Hvostova

Брешь, проделанная в душе пятничным концертом, требовала срочного лечения. На это ушло полночи: переслушаны любимые исполнения си-бемоль-мажорной сонаты Шуберта и некоторых любимых сонат Бетховена. Результат превзошёл ожидания: состояние угнетённости сменилось невообразимой экзальтацией и переполняющей бурей восторга и ощущения гениальности музыки…

Анни Фишер.

Были пианисты техничнее, были виртуознее, были сложнее, чем Анни Фишер. Но в чём, по-моему, с ней совершенно невозможно соревноваться, так это в пронзительной человечности исполнения (и притом без малейшего намёка на упрощение или адаптацию).

С этой пианисткой меня познакомила подруга несколько лет назад, когда речь зашла о бетховенской “К Элизе”.

 

С первых нот услышанных бетховенских сонат я была в растрёпанных чувствах, настолько это отличалось от того Бетховена, которого мне приходилось слышать ранее. Но уже на второй день я не могла оторваться от целого цикла. Мой Бетховен – это именно Бетховен Анни Фишер, и Лунная соната в её исполнении – моя безумная любовь. Её Presto agitato божественно. Это, наверное, единственная соната, которую я безоговорочно принимаю только в этом исполнении.

 

Моя любимая бетховенская соната – Патетическая. Какие здесь накрывающие forte!

 

Прочитала где-то, что Фишер были свойственны потрясающее чувство ритма и превосходное ощущение музыкальной формы. В большой сонате Шуберта последнее проявляется удивительно: при многообразии частей и переходов слышишь абсолютно целое и единое, осмысленное и выстроенное музыкальное произведение. Фишер играла эту сонату быстрее, чем это делают обычно, но при этом никакого чувства торопливости и суетливости отнюдь не возникает: как будто так и надо. Длительность каждой паузы в allegro выверена до миллисекунды.

 

Мария Юдина.

Моё знакомство с Юдиной началось с “Зелёного шатра” Людмилы Улицкой. Потом я читала о ней, и испытываю к Марии Вениаминовне трудно выразимое словами восхищение. И её музыку воспринимаю через призму её поразительной личности. И её “шиворот-навыворот” Шуберт всё-равно потрясающий.

 

Святослав Рихтер.

Здесь даже нет слов. Это гениально. Особенно Andante.

 

Я всегда была уверена, что класс пианиста определяется именно по медленным частям, где, помимо беглости и техничности, проявляются мысль и душа, глубина и того, и другого. Если медленную часть слушать скучно, значит, пианист – так себе. А у Рихтера хочется, чтобы она никогда не кончалась…

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Добавить комментарий