Журнал Выставки

ВЫСТАВКИКУЛЬТУРАЛИТЕРАТУРАТЕАТР

Воспоминания об Оперетте: «Остановись мгновенье – ты прекрасно», окончание…

Опубликовано 03 августа 2012 Annamoskvina

(начало)

«Учитесь, это очень важно в жизни!»

(из разговора с Герардом Васильевым)



13.06.2002 г.

Я начала заниматься пением с прекрасным преподавателем вокала из Гнесинской академии, Аидой Арслановной, которая согласилась меня послушать. Когда я к ней пришла первый раз, она попросила меня спеть, я очень растерялась, потому что дома-то я пою, но это не очень серьезно, а что можно спеть на прослушивании? Марицу и Сильву я точно не потянула бы, поэтому я сказала, что исполню колыбельную Умке. Аида Арслановна засмеялась, и мы начали с ней заниматься. Я рассказала ей о своем увлечении опереттой, и она предложила мне разучить арию Элизы из «Моей прекрасной леди», так что я теперь пою оперетту, правда, задорно у меня пока не получается. Еще мы поем колыбельные, несколько иностранных арий, и полюбившуюся мне арию Вани из оперы «Иван Сусанин». Хотя, честно признаюсь, получается у меня пока плохо, вместо красивого звонкого голоса у меня вырывается безобразный сип. Обидно еще и потому, что у меня начинается формация голоса, а в этот период петь нельзя.

У Аиды Арслановны есть кошка, когда я пришла на первый урок, она была совсем котенком, а сейчас уже выросла. Кошка очень своенравная, на руки ни к кому не идет, и я ее побаивалась. Недавно я пела, и вдруг вижу, как она подошла ко мне и начала ласкаться, урча и мурлыкая. Я перестала петь и хотела ее погладить, но кошка убежала. Потом я снова запела и она снова ко мне подошла. Аида Арслановна очень удивилась и сказала, что я первая ее ученица, пением которой вдруг так прониклась кошка.

К Аиде Арслановной часто приходят ее студенты из Академии и она всем, представляя меня, говорит: «Это Аня, моя ученица, ей очень нравятся талантливые певцы и артисты». А я с удовольствием слушаю этих замечательных ребят, они поют такие красивые арии. Вот если бы я так пела!

20.08.2002 г.

08 августа я ходила на «Принцессу цирка», было открытие сезона. Мистера Икс играл Юрий Веденеев, а Теодору Вердье – Светлана Варгузова. Веденеев мне очень понравился, у него необыкновенный голос, глубокий, бархатный (недаром он солист Большого театра), это лучшее исполнение арии Мистера Икс, которое я когда-либо слышала, и играл он великолепно. Но, одно НО: не очень он похож на молодого, стройного гимнаста. Светлана Варгузова мне не понравилась, не похожа она на Теодору, у ее героини много жеманства. Мне не понравилось, как она спела выходную арию (в конце даже перешла на крик). Хотя, все остальные арии прозвучали очень хорошо. Тони играл Виктор Богаченко, но он у меня плохо ассоциируется с простаком, и Тони мне больше нравится в исполнении Петра Борисенко или Владислава Сташинского. Барона играл Виталий Мишле, как всегда прекрасно.

В этом сезоне я решила посмотреть, наконец, все составы «Принцессы цирка» (а то все только с Васильевым, да с Васильевым), поэтому утром 17 августа я пошла на спектакль с Сергеем Алимпиевым и Еленой Зайцевой. Алимпиев очень привлекательный, настоящий герой оперетты, и, несомненно, внешне – самый правдоподобный Мистер Икс, такой высокий, статный брюнет. Особенно в адмиральском костюме он выглядел потрясающе! Елена Зайцева мне понравилась, но она немножко сутулится, и нет в ней мягкости в отношении к Мистеру Икс.

А вечером я пошла на «Принцессу цирка» с Васильевым. Он великолепно играл и так хорошо выглядел, такой подтянутый! Особенно ему удалась сцена разоблачения, когда Барон раскрывает Теодоре тайну Анри де Шатонеф. У меня даже подступил ком к горлу, ни Веденеев, ни Алимпиев не играли эту сцену так проникновенно. Всех зрителей это очень проняло, в антракте все вытирали слезы и всхлипывали. Еще из разговоров я поняла, что всем очень понравилась Жанна Жердер (особенно мужчинам), она действительно очень красивая. Правда, на мой слух, выходную арию она спела не очень хорошо (как, впрочем, и все исполнительницы роли Теодоры). Ее плохо слышно, не знаю по какой причине, то ли она поет глухо, то ли ее заглушает оркестр. Но голос у нее стал лучше, чем был, мне показалось, мощнее. В любом случае, Теодора получилась отличная. Молодец! Васильев пел очень хорошо, правда, его тоже иногда было плохо слышно. Текст роли он знал плохо, многое сказать забыл, что-то напутал, а иногда нес какую-то отсебятину, но в зале это заметила только я (не удивительно, пятый раз смотрела спектакль). В конце спектакля Васильеву и Жанне Жердер подарили много цветов. Васильев встал перед Жанной на одно колено и положил цветы к ее ногам, а потом встал и поцеловал (это вызвало в зале бурные овации). Могу сказать, что практически после каждого спектакля он отдает жене цветы, и это выглядит очень галантно (хотя, цветы все равно в один дом нести).

25.08.2002 г.

Недавно мы ездили в гости к Валентине Александровне, знакомой моей мамы. Она живет на улице Крупской.

Недалеко от дома Валентины Александровны есть обувной магазин. Там очень большие скидки. Мама купила мне зимние ботинки и кроссовки, а себе - туфли. В магазине угощали вином и за каждую покупку бесплатно давали арбуз. Поскольку мы много всего накупили, нам вручили целых четыре арбуза, мама и Валентина Александровна выбирали самые огромные, а потом, таща их домой, охали. Дома у Валентины Александровны мы съели два арбуза (каждый по 10 кг.) на троих. На этой почве у меня начался цистит. К тому же, я напилась в магазине халявного вина (хотя раньше никогда не пробовала вино), и опьянела. Когда Валентина Александровна провожала нас, она показала мне, где живет Васильев (на Молодежной улице), совсем недалеко от нее. И я, находясь не в здравом уме от неимоверного количества съеденного арбуза и выпитого вина, вдруг затянула во всю глотку все самые любимые свои арии из «Принцессы цирка», ведь я знаю эту оперетту наизусть: «Тот образ он всюду со мной каждый миг, но я должна признаться Вам на свете есть его двойник: манеры, походка, улыбка, цвет глаз, не странно ль Вам, что это все похоже на Вас?», и еще: «Я Вас люблю, сказать молю хоть слово в ответ, я Вас люблю, сказать молю мне да, или нет. Я Вас люблю, волшебных слов звучит вечно зов, лишь для двоих сложен мотив в нем только любовь…» - это мой любимый дуэт, в нем Мистер Икс раскачивает Теодору на таких больших цирковых качелях. Наверное, Васильеву еще никто не пел таких серенад под окном!

08.12.2002 г.

Очень давно не была в театре. Осенью в театральном центре на Дубровке во время показа мюзикла «Норд Ост» террористы захватили зрителей в заложники. Это потрясло всю Москву, и мама перестала пускать меня одну в театр.

Однако вчера я все-таки пошла на премьеру спектакля «Фиалка Монмартра» в театр Оперетты. Играли Лилия Амарфий, Петр Борисенко и Александр Каминский. Зал был полон, мне даже пришлось сидеть на своем месте, на балконе. Но, несмотря на это, все было хорошо слышно, так как впервые в нашем театре классическую оперетту пели в микрофоны. Спектакль очень хороший. Больше всего мне понравилась сцена, где Мадлен (Лилия Амарфий) приходит к Раулю (Петр Борисенко) уже став известной, и они поют очень красивый дуэт: «А я люблю успех, люблю цветы, но в памяти остался только ты…», а Александр Каминский в этот момент одел на себя костюм коняшки и пытался героев помирить, недоуменно оборачиваясь то к одному из них, то к другому. Лилия Амарфий была ярче всех в спектакле, а Петр Борисенко меня очень удивил, во-первых, у него были длинные волосы, а во-вторых, он играл такую серьезную, героическую роль, и так проникновенно. Никогда не представляла его раньше в амплуа героя, привыкла видеть его простаком, а вот, оказывается, как здорово ему подошел этот образ.

Единственное, мне показалось, что спектакль немного долгий. После спектакля артистов долго не отпускали, зал аплодировал стоя, и было много цветов.

08.01.2003 г.

Сегодня по телевизору выступала Татьяна Шмыга. Она рассказывала о ситуации, сложившейся в театре Оперетты: мюзикл «Нотр Дам де Пари» идет двадцать дней в месяц, в остальные дни руководство театра умещает спектакли классической оперетты. По словам Шмыги, мюзикл к театру отношения не имеет, артисты основной труппы в нем не заняты, а сцену арендуют. Хотя директор театра утверждает, что мюзикл – это одно из направлений деятельности театра Оперетты.

Шмыга очень возмущалась, и на вопрос, как же такое стало возможно, ответила: «А что я могу? У меня здоровье не то». В то же время она тут же жалуется: «Сейчас я играю два спектакля в месяц. Что это для меня, когда раньше я играла двадцать?». Никто не возражает директору. Почему труппа не восстанет, почему все молчат? Почему одна Шмыга говорит о создавшейся обстановке? А остальных что, все устраивает? Народ не знает о том, что происходит, и не поверит одной Шмыге. Вы молчите, а мы думаем, что вы всем довольны, что так оно и должно быть. Или что, все боятся руководства? Того руководства, которое, возглавляя театр Оперетты, утверждает, что «оперетта умерла и не нужна зрителю»? Почему вы не скажете, что плохо, что не дают играть, петь, репетировать? Где вы все, любимые артисты? Может, я чего-то не понимаю? К чему тогда рассказы о взаимовыручке, поддержке, суворовском училище, если в своем родном доме все так разобщены? Хотя, Васильев ведь тоже говорил в каком-то интервью, что «оперетта не умрет никогда, что этот жанр был, есть и будет всегда, что он не понимает тех людей, которые занимаются мюзиклами и при этом утверждают, что все, что они делают – это и есть пик истины, а остальные жанры умирают, гаснут и не нужны зрителю». Но этого мало, это сказано мягко. Скажите прямо: ролей нет, репетиций нет, стараемся-стараемся – толку нет! Почему я могу увидеть Васильева всего в четырех спектаклях в месяц? Почему оперетту играют так мало? Я расстроилась ужасно, разубедите меня, скажите что-нибудь, устройте бунт!

С другой стороны, на все, что говорит Татьяна Ивановна, можно найти достойный ответ. Мюзикл – это большие деньги. И благодаря ему у главного входа в театр появились красочные афиши, а на фронтоне – название «Оперетта». Именно благодаря мюзиклу в театре улучшилась акустика, появились микрофоны (хотя я против исполнения классических оперетт в микрофон), но тем не менее. Именно из-за мюзикла у молодежи вообще появился интерес к музыкальным спектаклям, в частности, к оперетте, и в театре стало больше зрителей. Два года назад можно было с билетами на галерку сидеть в партере, а сейчас зал полон. Разве мало хорошего мюзикл привнес в Оперетту?

В любом случае я встревожена и потрясена до глубины души! Вот если бы у меня был талант, ну хоть небольшая доля того, о чем я мечтаю, я бы пришла в Оперетту и навела бы в ней порядок! Но сейчас я не могу ничего и ничего пока не умею! А ведь без оперетты я не смогу жить, или просто сойду с ума!

Юрий Авсеевич, мой учитель истории, говорит, что мне надо учиться, и может в будущем все будет зависеть от меня, и я смогу помочь. Я обязательно выучусь, я буду сильна и умна и смогу решить все проблемы своего любимого театра! Ведь, как говорит Юрий Авсеевич, противостоять обстоятельствам, бороться против всех может даже один, если он борется. Юрий Авсеевич рассказал мне про своего друга, моряка, который однажды в ясную погоду отплыл на ялике в Тихий океан. С берега дул легкий ветерок. Моряк уже думал повернуть назад, но из-за ветра ялик не трогался с места. Моряк греб шесть часов подряд, а ялик не продвинулся ни на метр, но, несмотря на это, человек все продолжал и продолжал грести. И когда ветер немного стих, ему удалось добраться до суши. Он упал на землю и не мог пошевелиться от усталости. Но не погиб, остался жив, потому, что боролся. И я буду бороться, даже если против будет большинство.

Это одна из последних записей об оперетте в моем дневнике, а дальше была упорная учеба, подготовка к институту, сложнейшие экзамены и в итоге – поступление - моя первая маленькая жизненная победа. Как и обещала Васильеву, я стала юристом, специалистом по международному частному праву.

А вот последние записи:

31 августа 2003 г.

Последний день каникул, последний день старой жизни. Правда, жизнь не изменится за одну ночь, и я не вырасту вдруг, но главное – завтра я впервые в жизни 1 сентября пойду не в школу, а в институт, о котором я мечтала, для поступления в который было затрачено столько сил и здоровья, один из самых лучших институтов в Москве. Завтра я стану студенткой!

08 декабря 2003 г.

Моя жизнь уже не похожа на прежнюю, школьную. Нет уроков и домашних заданий, а есть лекции и семинары, нет дневника, есть зачетка и студенческий билет. Учиться очень интересно, а это самое главное. Я хожу на дневные лекции, затем на вечерние, учу английский язык. Все изменилось, и я теперь редко вспоминаю о театре Оперетты. Но я не забыла любимый жанр. Оперетта – самое здоровское ответвление музыкального театра, и в моем сердце этот жанр всегда будет занимать важное место.



Вот и все, на смену отроческим пришли новые впечатления, новые люди и увлечения. Жизнь не стоит на месте, этим она и замечательна. Долгое время я думала, что любовь к оперетте прошла подобно детской болезни. Но последние утраты заставили меня вспомнить о любимом жанре, я бросилась к театру в страхе, что того дома, в который я так радостно приходила, больше нет. Но вот на «Золушке» Александр Маркелов вновь озорно улыбнулся мне со сцены, а Герард Васильев в «Большом канкане» послал в зал воздушный поцелуй. И тогда я поняла, как хорошо дома…

Воспоминания об оперетте:

С чего все начиналось…

«Прощай, Эдвин?», «Принцесса цирка»

«Остановись мгновенье, ты прекрасно…», часть 1

Волшебный мир театра…

«Остановись мгновенье, ты прекрасно…», часть 2

«Остановись мгновенье, ты прекрасно…», часть 3, заключительная

Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Добавить комментарий