Журнал Программы

ПРОГРАММЫСЕМЬЯТВ

Забытые дети Украины

Опубликовано 19 июня 2012 Notabler
Передача под таким названием идет сейчас по BBC4. Смотрю и сердце разрывается. Интернат где-то на юге страны. Начали передачу с информации о том, что половина госбюджета ушла на стадионы и футбол. А это - что осталось на социальную защиту. В интернате 126 человек, только 4 не имеют родителей. Без рук, без ног, инвалиды всех видов. Чуствуется, что воспитатели и работники - неплохие, добрые люди, но на одного работника приходится 10 детей. Дети в основном не истощенные, за исключением тяжелейших, прикованных к кровати, с тяжелейшей водянкой, искореженными позвоночником и грудной клеткой от многолетнего лежания в кровати. Пролежни. Ни к кому почти родители не приходят никогда, большинство из них алкоголики, государство поощряет отказ родителей от больных детей. Дом инвалидов расположен более чем в часе езды от ближайшего населенного пункта. В доме работает врачом дантист по специальности. Она говорит: я могу послушать ребенка, определить, если пневмония, стоит ли отправлять в больницу. Хорошо бы, чтобы хоть пару раз в неделю посещали бы психологи, неврологи. В больницу привезли троих очень тяжелых детей, двое умерли немедленно, третья девочка пока жива, но на кислороде, сама дышит с трудом, кожа и кости, воспаленная кожа. Но температуры уже нет, так что решают выписывать обратно в интернат. Корреспондентка уговаривает врачей не делать этого - ведь это явное убийство, она не переживет дороги. Те говорят, что не они решают это. В общем, чувствуется, я сегодня спать не смогу. Никакого Хичкока не надо. Там фигурирует одна волонтирка, Татьяна, она говорит, что все попытки обращаться в правительство, в министерства, в прессу успеха не приносят, все все равно. Я знала, что плохо, но так плохо! Показывали однажды детские дома Румынии, потом долгие волны возмущения катались по Европе. Но тут куда хуже! Карательная психиатрия, использование больных в качестве бесплатной рабочей силы, супер-эксплуатация всех мастей, большой бизнес для кого-то. Всех их признают заочно недееспособными, вписывают фальшивые диагнозы, где вполне здоровых и достаточно развитых людей описывают как живые овощи, полутрупы. Многие из этих детей выглядят умнее и здоровее моего Мишки. Я только сейчас поняла, что могло бы случиться, останься он даже в Литве, где все же получше на порядок. Ну, дорогие украинцы, дай бог, этот фильм положит начало "всемирной травли" украинских властей. Международные правозащитники, волонтиры и прочие не дадут им покоя больше. Только на то и надежда. Хотя и на местных жителей - тоже. Ведь многие понятия не имеют, что творится, интернаты упрятаны от глаз людских, посещения запрещены, показали, что даже британскую журналистку чуть не побили. А ведь спасенный благотворительницей-бизнесменкой парень сказал, что за год хоронят по 100 человек (ну, это в интернате для взрослых, куда переводят детей в 18 лет, разлучая с друзьями и знакомыми). Борис рассказывает, как его насиловали в интернате. Он жаловался, а директор школы и учителя говорили, что он сам виноват, сам хотел. А он пытался разбить голову об стену, пытался другими способами покончить с собой. По сведениям независимых экспертов, по меньшей мере 20% из признанных недееспособными жителей интернатов на самом деле вполне дееспособны, а часто вообще нормальны. Тут показали почти только мальчиков. Жутко представить, что в таком случае делают с девочками. Пора бы проснуться и дать прикурить новым рабовладельцам и своим властям, им похоже, давно пора на свалку. Скоты... В конце фильма показали кладбище. 400 детей там похоронено. Детей! Почему в английском доме инвалидов, где я работала, живы и счастливы 57-летняя Рози и 43-летняя Джоанна, а там умерли 400? Ведь полно людей добрых и душевных, там они тоже показаны. СИСТЕМА все решает, как решала она и ломала через колено поколения за поколениями, начиная с 17 года. Щепки этих переломанных людей и лежат тут под маленькими крестиками. Вот построил Николай, замечательный директор интерната, новый уютный дом для нескольких мальчиков, несколько лет собирал фонды, гранты, пожертвования, пригласил учителей. Даже компьютеры купили. Учатся мальчики, усердно, изо всех сил. С десяток относительно благополучных лет им обеспечено. А что с ними будет потом, спрашивает англичанка-автор Николая. Закручинился Николай: "От меня ничего тут не зависит - система решает". Но впервые в этом году был усыновлен первый ребенок - худой, как живой скелетик, Саша. Иностранцами, само собой. Посылают в интернат клипы об его новой жизни. Плачут воспитатели, глядя их, непонятно, от умиления, или от зависти. От обоих, видимо, чувств. Не смогу уснуть сегодня, наверно.
Добавить комментарий Сообщить о нарушениях Распечатать эту статью Поделиться на Facebook См. оригинал статьи
Вернуться к Избранному в категории Logo Paperblog

Добавить комментарий